В традиционном обществе корейцы жили в сформированных сельских общинах. Коммунальный труд неизменно неотъемлемо включал в себя какой либо тип пения, который  время от времени сопровождался звуками инструментов: Кквенгвари, Чангу, Пук и Тьин. На первый взгляд, такой обычай сочетать работу и игру кажется неэффективным, а может даже ленивым, и очень сбивал с толку японских ученых, которые начали заниматься корейским землеустройством в 1920-х годах. С другой стороны можно легко проследить простую и уникальную корейскую мудрость, стоящую за таким поведением. Тяготы интенсивного труда в сельском хозяйстве значительно облегчались благодаря музыке и ритмам, которые сопровождали работы и начинаются медленно, но постепенно развиваются и ускоряются, так как и  работа становится все более и более интенсивной.

Музыка, пение и танцы сопровождали не только совместную работу и труд у корейцев. Они также присутствовали на новогодних благословениях, хороводах, празднованиях в честь завершения прополки и празднике урожая. Даже в битвах или на похоронах использовались музыкальные инструменты, такие как Кквенгвари, Тьин, Чангу и Пук. Эти четыре инструмента часто назывались «Самуль (четыре вещи)» или «Пхунмуль», и на протяжении веков они были жизненно важной частью жизни корейцев. За тысячелетний период занятия земледелием, корейцы были вынуждены искать способы существовать в гармонии с изменчивой природой. Они верили, что их тяжелая работа по выращиванию урожая может быть вознаграждена только с благодаря Природе, которую человек может задобрить, только живя в гармонии с небом и землей.

Янтэгук символизирует такое понимание Природы. Линия, разделяющая верх и низ круга, не прямая, а изогнутая, что символизирует две взаимодополняющие, но не противоположные сущности, предполагающие единство и взаимодополнение энергий. Такой Янтэгук, используемый в Китае и представляющий небо и землю, в Корее приобрел третий элемент — человек, и называется самтаегуком. В Самтаегуке Природа больше не является отдельным объектом, а включена во внутренний мир человека. Таким образом, самтаегук отражает то, что предки корейцев называли самджаесасанг, что по закону природы человек должен гармонично взаимодействовать с небом и землей.

В те времена политическая и религиозная власть принадлежала одному лицу. Древние обряды и праздники, основанные на этой вере, называются Чечонющик. Музыка и танцы были неотъемлемой частью ритуалов, записанных в форме китайского иероглифа «му». Горизонтальная линия вверху представляет небо, а нижняя горизонтальная линия — землю. Два человеческих персонажа между двумя линиями символизируют людей, танцующих в религиозном обряде. Ритуал проводится для достижения гармонии между тремя сущностями; небо, земля и человек. Му по-корейски означает «кут». Предполагается, что музыка, исполняемая для кут, была ударной, приводя танцоров в состояние единства друг с другом, чтобы сосредоточить свои усилия на поддержании хороших отношений с Природой.

Однако, по мере развития истории, народ начал выходить и общин и племен, приобретая новые качества и способности. Результатом стало разделение политики и религии. Барабаны, которые использовались в обрядах, превратился в три традиции; «музыка деревенской группы», «ритуальная музыка шаманистов» и музыка «профессиональных артистов». Среди этих трёх музыкальных традиций до недавнего времени, музыка деревенской группы несла дух “кут” в его самой оригинальной форме. В основном это было связано с тем, что в состав деревенской группы входили непрофессиональные музыканты, которые исполняли свою музыку в контексте своей повседневной жизни. Му-кут, с другой стороны, исполнялся профессиональными шаманами. Третья группа, «профессиональные артисты», относится к артистам-путешественникам, к ним можно отнести танцевальную труппа Pongsan и Namsadang. В отличие от цыган на Западе, члены этих групп обладали отменными техническими навыками игры на инструментах и высоким уровнем владения художественного мастерства. Ведь от этого зависела их повседневная жизнь и быт, и участники серьезно обучались искусству с раннего возраста. Группу Намсаданг можно назвать прямыми прародители коллектива Самульнори.

В течение 20-го века за 36-летний период японской колонизации, корейской войны и последующих процессов вестернизации и модернизации дух “кут”ов, происходящих из обрядов и фестивалей корейских предков, был значительно ослаблен. Однако историческая попытка оживить эту традицию была предпринята отдельными потомками традиции Namsadang. Так же как и Корейцы 20-хгодов, они все еще воспитывались в подлинной традиции путешествующих артистов, интерес к деятельности которых постепенно терялся после 1970-х быстро из-за растущей вестернизации. Таким образом, их новый жанр Samulnori был попыткой спасти “Кут” от вымирания в модернизированной среде Кореи.

Эти люди прекрасно понимали, что «традиция» и «инновация» — это всего лишь две стороны медали. Это означало, что танец и музыка прошлого должны были быть воссозданы, чтобы соответствовать и иметь значение для настоящего. В феврале 1978 года они назвали себя «Samulnori» и дали дебютное исполнение, используя всего по одному, каждого из четырех видов ударных инструментов, традиционно используемых в куте. Огромный успех этого вечера привел к тому, что музыка в конечном итоге утвердилась как самостоятельный жанр, называемый «Samulnori».